Categories:

Политический конфликт Александра Хочинского и Польши.

О политической основе данного судебного процесса

Изложенное далее не является заменой ранее заявленных обстоятельств и ссылок на политический характер моего дела, но является их неотъемлемым дополнением.

Коротко: я нахожусь уже почти два месяца во Франции под подпиской о не выезде из метрополии — лишенный свободы и жду своего судебного заседания 5 июня. Именно тогда парижский суд решит вопрос о моей возможной экстрадиции в Польшу — определит степень политизированности дела и, в случае признания моего дела политическим, Польше откажут в моей выдаче, как ранее уже было в России и США.

Подробности в изложении мировой прессы здесь:

https://antimonstrs.livejournal.com/139511.html

 Начало: «Один в поле - воин! Это я!» здесь: https://antimonstrs.livejournal.com/140132.html

Продолжение: «Пока остались взаимные претензии, Вторая мировая война продолжается и я в ней - солдат!» здесь: https://antimonstrs.livejournal.com/140946.html

https://antimonstrs.livejournal.com/142845.html

В принципе, для признания моего дела политическим для суда должно быть достаточно уже то обстоятельство, что в свете нынешних напряженных отношений между Россией, гражданином которой (наряду с гражданством США)  я являюсь, и странами НАТО, куда входит Польша, мое дело следует считать чисто политическим, а меня самого - не подлежащим экстрадиции в Польшу.   

Это обстоятельство является чрезвычайно важным и неоспоримым, поскольку отношения многих стран и, в первую очередь Европейского союза и США, к политике России является критическим в связи с допущенными, по мнению многих стран, нарушениями со стороны России.

Однако, существуют и иные дополнительные причины политизированности моего конфликта с Польшей:

  1. Политическая подоплека моего конфликта с Польшей подтверждается отказом правоохранительных структур России следовать противозаконным требованиям Польши: 
  • арестовать меня, 
  • возбудить против меня уголовное дело, 
  • провести обыски в моей квартире и доме, 
  • Российские правоохранительные органы проигнорировали требование Польши в случае изъятия передать мою картину в Польское посольство, 
  • затем Россия отказала Польше в удовлетворении ее нового аналогичного требования о передаче изъятой у меня картины лично послу Польши в Москве. 
  • было и третье требование Польских правоохранителей в адрес своих Российских коллег, которое, как и два предыдущих, могло быть признано польским подстрекательством к совершению контрабанды - передать картину представителям ФБР в посольстве США в Москве .  

2. Политическая подоплека моего конфликта с Польшей подтверждается решением федерального суда США, отказавшем 03.08.2015 следовать противозаконным требованиям Польши о моей экстрадиции. 

Суд указал, что Польша не предоставила доказательств моей вины в преступной деятельности. В то же самое время, суд указал на то, что доказательства, представленные Польшей, являются фальсифицированными. Суд посчитал возможный спор между мною и Польшей подсудный не уголовному, а гражданскому судопроизводству.

3. Политическая подоплека моего конфликта с Польшей подтверждается отказом Польши на все мои предложения принять картину законным образом. 

Начиная с моего первого предложения Польше 18 мая 2010, выразившего мое согласие на передачу принадлежащей мне по праву наследования от отца картины, после моего доброго согласия на обследование картины польским экспертом в Москве (что тот и сделал в 2010!), Польша ни разу не согласилась на переговоры.

После отказа американским судом 03.08.2015 Польше в их требовании моей экстрадиции мною были отправлены многочисленные письменные и электронные обращения в адрес Польской прокуратуры в Познани, Министерства культуры, генеральному прокурору, премьер-министру,с предложением провести переговоры и принять картину.

Мой адвокат в Варшаве (Польша) Natalia Ołowska-Czajka интенсивно участвовала  во всех процессуальных действиях и также постоянно и неоднократно доносила до официальных лиц и руководства Польши мою полную готовность передать картину Польше.

Я не получил ни одного ответа по существу на все свои обращения.

Только из этого отдельного факта можно сделать вывод, что сама по себе картина Польше не нужна - им нужен именно я для судебной или иной расправы!  

4. Усилением бесправного давления на меня стала подачи мною иска 27.06.2018 в Федеральный суд США в Вашингтоне против Польской республики в защиту моих человеческих прав и с требованием компенсаций от Польши за нанесенный мне урон.

Польша всякими нечестными приемами избегала получения судебных извещений и других документов, чем грубо противодействовала правосудию. 

Совершенно очевидно, что подобная тактика польских официальных органов не могла бы быть без прямых указаний из правительства, что безоговорочно свидетельствует о зависимости этих органов от политической воли руководства Польской республики.

В первую очередь это относится к судам, которые механически удостоверяют сфабрикованные материалы прокуратуры и следственных органов.

В таких условиях существует реальная правовая ситуация, чтобы объявить дефолт и  вступить в процесс в отсутствие ответчика - Польской республики. 

Польские фальсификаторы моего уголовного дела понимают, что их положение становится очень невыгодным и вероятное решение американского суда может положить конец их семидесяти пятилетнему противозаконному нарушению прав не только моих, но и остальных потерпевших, пострадавших в ходе Второй мировой войны и, в том числе, от Холокоста, а также их законных наследников.

Безусловно официальные лица и, по моему мнению, правительство Польши решили сыграть “ва-банк” и обманным путем использовать формальную процедуру Европейского союза в отношении исполнения требований входящих в союз стран в отношении экстрадиций.

5. Важнейшим политическим фактом абсолютно и впрямую относящимся к моему делу является вердикт Европейского суда в Люксембурге, который рекомендовал входящим в Евросоюз странам не выдавать преступников в Польшу из-за судебной реформы, которая вызывает вопросы у Брюсселя.

Высший суд Люксембурга в 2018 заявил, что судьи в государствах-членах ЕС должны принимать во внимание длительную борьбу Польши с Европейской комиссией как «соответствующий» фактор при оценке запроса об экстрадиции.

Европейский суд добавил, что ирландские суды также должны будут запрашивать у польских судов дополнительную информацию, имеющую отношение к оценке.

Весной 2018 ирландский суд приостановил процедуру экстрадиции в Польшу подозреваемого в наркоторговле поляка Артура Целмера, после того как его адвокаты заявили, что на родине он не может рассчитывать на справедливое судебное разбирательство. Они аргументировали это тем, что в Польше проводится законодательная реформа, которая, как не раз заявляли в Брюсселе, нарушает принцип разделения властей и ограничивает независимость судов в этой стране. 

Судья Эйлин Донелли обратилась в Европейский суд в Люксембурге за разъяснением, как поступить в этой ситуации. Суд признал правильность действий ирландской юстиции и объявил, что страны ЕС должны воздержаться от экстрадиции преступников в Польшу, если сочтут, что их право на независимый суд может быть нарушено.

Реагируя на вердикт, польский министр юстиции Zbigniew Ziobro подтвердил, что в каждом отдельном случае решение должен будет принимать судебная инстанция соответствующей страны.

В декабре 2018 Европейская комиссия начала так называемое дисциплинарное производство по статье 7 против Польши в связи с изменениями в судебной системе. Процесс может привести к тому, что страна потеряет право голоса в качестве члена ЕС.

6. Следующей, одной из многих, политической причиной сфабрикованного Польшей против меня уголовного дела явилось новое отношение Польши к оценке участия СССР во Второй мировой войне.

Суть этого отношения в том, что Польша перестала считать СССР своим освободителем, как это было до недавних пор.  

21 октября 2017 года в Польше вступил в силу обновленный «закон о декоммунизации», который вписывается в общую концепцию политики нынешнего польского руководства по пересмотру истории. Советские солдаты объявляются оккупантами, а бойцы Армии людовой, 1-й и 2-й армии Войска Польского, воевавшие вместе с бойцами Красной армии против гитлеровцев, — пособниками оккупантов.

Этот закон предусматривает снос памятников и мемориалов, отдающих «дань памяти лицам, организациям, событиям или датам, символизирующим коммунизм или другой тоталитарный строй». По критериям польского Института национальной памяти, который дал добро на вандализм в отношении исторических мест, к сносу приговорено около 230 памятников солдатам Красной Армии в Польше.

Новый пример такого подхода к истории явилось и то, что Владимира Путина не позвали в Польшу на годовщину начала Второй мировой войны, будто-бы СССР в ней не участвовал. А ведь мой отец потерял руку на войне уже на подходах к Польше.  https://www.telegraph.co.uk/news/2019/03/21/poland-snub-putin-wwii-anniversary-angers-kremlin/

Эти политические настроения польского руководства созрели как раз после 2010, когда я сообщил Польше о своей картине, и полностью отразились при фабрикации против меня уголовного дела.

А именно: одним из важнейших польских доказательств “преступного” происхождения картины у моего отца, передавшего эту картину мне по наследству после своей смерти в 1991, является утверждение польских властей о том, что картина была изъята в 1945 из немецкого дома в Германии моим отцом - офицером Красной армии и вывезена в СССР.

Эта фальшивка была разоблачена при рассмотрении предыдущего требования Польши о моей экстрадиции в 2015 в федеральном суде США. На основании предоставленных мною документов было установлено, что мой отец - герой войны, был тяжело ранен (потерял руку) во время боев в Украине около города Харьков летом 1943, то есть задолго до входа Советской армии в Польшу и Германию и после тяжелого ранения был эвакуирован в Узбекистан.

С учетом нынешней политики Польши, становится абсолютно очевидным, что готовя для меня судебную расправу по сфабрикованному делу Польша решила получить доказательства мародерства Советской армии (в лице моего отца-героя войны) и далее  - мое “преступное” по мнению Польши действие против имущества Польши.

7.  Политическая подоплека моего конфликта с Польшей также подтверждается провокационными действиями против меня, а возможно и спецоперация, с целью заманить меня в сферу юридического влияния Польши, члена Европейского союза для моего задержания и экстрадиции в Польшу, где надо мною запланирована судебная антисемитская расправа.

Для реализации этого плана и при содействии моего польского адвоката Natalia Ołowska-Czajka мне был прислан скан письма от 13.07.2016 якобы из полицейской организации Европейского союза “Европол”, в котором содержалась информация, что в отношении меня нет ордера на задержание или арест.

Информация от польского адвоката и дальнейшие ее подозрительные действия, в том числе, неправильно составленная ею жалоба на грубые нарушения моих прав адрес Европейского суда по правам человека в Страсбурге, которое не было принято к рассмотрению в связи с, возможно, преднамеренно  допущенными в жалобе ошибками, дали мне основания предполагать, что мой адвокат Natalia Ołowska-Czajka работала против моих интересов - в интересах польского правительства, с членами которого, по ее словам она встречалась и обсуждала мое дело.

На этих основаниях я разорвал с ней договор.

В период 2016 -2018 годов я несколько раз посещал Россию, которая имеет с Европол стратегический договор о взаимном сотрудничестве, включающим обмен данными о разыскиваемых преступников. Никаких проблем при прохождении паспортного контроля у меня не было.

18.02.2019 я беспрепятственно въехал в Францию через аэропорт Шарль де Голь, Париж.

25.02.2019 при вылете из того же аэропорта я был задержан при прохождении паспортного контроля. Около 2-х суток провел в одиночной камере предварительного заключения. Затем по решению суда мне присудили ограничение передвижения - запрещен выезд за пределы Франции, а также обязали еженедельно являться в полицию для регистрации. 

На данный момент моя свобода ограничена уже два месяца.

Исходя из вышеуказанной информации, я верю, что Польские правоохранительные органы знали о моем приезде во Францию и способствовали моему задержанию с целью добиться экстрадиции из Франции в Польшу для проведения там над мною судебной, а возможно и физической экзекуции.

8. Следующим фактором политической  квалификации моего дела являлось другое, но очень похожее требование МИД Польши к России передать им вывезенные после войны из города Гданьска произведения искусства, хранящиеся в российских музеях. 

С 1919 по 1945  Гданьск носил немецкое название Данциг и имел статус вольного города под управлением Лиги Наций, а до того находился в составе Пруссии и Германской империи. Иными словами, в последний раз до Потсдамской конференции стран-победительниц во Второй мировой войне, Гданьск имел отношение к Польше лишь в XVIII веке.   

Россия отказала полякам по очевидным и законным причинам, одна из которых была, как и в моем случае (!), что оба города - Гданьск и Познань до 1945 были немецкими городами Данциг и Позен, в которых жило до 80% немцев, а следовательно, ни в том ни в другом случае прав реституции у Польши нет.

Красная армия вывезла из обоих германских (!) городов трофейное имущество в виде компенсаторных реституций. Т. е. Советский Союз вывозил культурные ценности с территории, оккупированной государством-агрессором – фашистской Германией, и имел право на материальную компенсацию как потерпевшая сторона. 

Нужно также отметить, что требование о реституции из Гданьска (Данцига) Польша предъявила по международным законам, адресовав свое требование в Министерство культуры России, а не к индивидууму, как они незаконно поступили по отношению ко мне, адресовав свое “Требование о реституции”  лично ко мне.      

9. Важнейшими политическими обстоятельствами, которые существуют в Польской общественности и руководстве страны, а следовательно могут повлиять на предвзятость польского суда и правоохранительных органов,  можно считать и развязанную польским правительством активную антироссийскую пропаганду в связи с преступлениями сталинского руководства, расстрелявших в самом начале войны несколько тысяч польских офицеров около села Катынь, а также аварию под Смоленском польского правительственного самолета, в которой погибли президент Польши Качинский и его окружение.

Оба эти события связываются современным польским руководством в общую тенденцию антироссийской риторики, которая напрямую затрагивает и рядовых российских граждан. 

Отмечу еще раз, что я получил свое американское гражданство непосредственно после отказа американским судом Польше в моей экстрадиции (что расцениваю как положительную оценку Соединенными Штатами моей борьбы за гражданские права, нарушенные Польшей!), я также являюсь и гражданином России. 

10. Польскому руководству политически невыгодно удовлетворение моих требований. Удовлетворение моего требования о компенсации самым прямым образом противоречит нынешней политике Польши и создает прецедент для будущих исков.

Возглавляемые председателем правящей партии “Закон и справедливость” (PiS) Ярославом Качиньским, политические деятели партии организовали системную кампанию по пересмотру всей польской истории сразу после прихода к власти в 2015 году, то есть как раз в тот момент, когда я 18 мая 2015 послал свое обращение, адресованное Качинскому и отправленное ему через польское посольство в Москве (копии были отправлены в Министерство культуры Польши и газеты).

Они пообещали отстоять поляков, оставленных позади "западными" "элитами", которые, согласно националистическим и ксенофобским повествованиям партии, управляли страной в своих интересах.

Два года назад президент Польши Дуда посетил церковную службу, на которой епископы объявили Иисуса Христа королем Польши. https://www.bloomberg.com/news/articles/2017-07-18/religion-and-power-reunite-in-modern-poland

Риторическая стратегия нынешнего польского правительства основывается на трех предположениях. Во-первых, она рассказывает хорошую сторону «польской истории» и забывает плохую, чтобы поляки чувствовали себя лучше. PiS использовал исторический ревизионизм для одностороннего определения польско-еврейских отношений во время Второй мировой войны и сразу после нее. Согласно мифологии PiS, поляки как нация рисковали своими жизнями, чтобы дать евреям убежище и безопасный побег, в то время как польские граждане не были причастны к преступлениям против них, несмотря на многочисленные исторические свидетельства, свидетельствующие об обратном. 

Более того,известны многочисленные случаи еврейских погромов, совершенных поляками.

С 1973 по 1985 годы французский документалист Клод Ланцман снимал девятичасовой документальный фильм «Шоа», полностью составленный из интервью выживших евреев, бывших охранников концлагерей и поляков, видевших Холокост своими глазами. Самое сильное впечатление производят не рассказы очевидцев, видевших смерть сотен тысяч евреев, а ухмылки поляков, с которыми они вспоминали о железнодорожных составах, перевозивших тысячи людей. Поляки, рассказывая об обречённых на смерть евреях, привычно ухмылялись и выразительно проводили ребром ладони по горлу. Они делали этот жест и тогда, когда вагоны, набитые обречёнными людьми, проезжали мимо них, направляясь в лагерь смерти. В фильме они объясняли свой жест желанием сообщить идущим на смерть о ждущей их участи, но по радостной ухмылке этих польских крестьян видно, что участь евреев их вполне устраивает, как их устраивает то, что уже во время войны они заняли опустевшие дома своих еврейских соседей. 

В Польше, в отличие от всех других европейских стран, массовое уничтожение евреев не вызвало у поляков массового сочувствия к гонимому народу. Более того, по ряду свидетельств,  польское правительство в Лондоне, "было довольно тем, что немцы решили за них еврейский вопрос в Польше"

Геноцид евреев вызвал только довольные ухмылки поляков. А после войны в Польше начались еврейские погромы…

11 августа 1945 года случился крупный погром в Кракове. Вмешавшиеся части Войска Польского и Советской армии положили конец погрому, но среди евреев были убитые и раненые. В докладной записке польских властей говорилось, что с ноября 1944 года по декабрь 1945 года был убит, по доступным сведениям, 351 еврей.

В 1946 году жертв было уже больше. Самый известный погром случился в городе Кельце, где до начала второй мировой войны проживало около 20 000 евреев, что составляло треть населения города. После окончания войны в Кельце вернулось всего лишь 200 выживших евреев, главным образом — бывших узников нацистских концентрационных лагерей. В ходе погрома было убито от 40 до 47 евреев, среди них были дети и беременные женщины. Также больше 50 человек было ранено. В ходе погрома были убиты двое поляков, пытавшихся противостоять погромщикам.

Во-вторых, это эксклюзивный характер. PiS не принимает споров о польской коллективной памяти; его единственная цель - заставить других присоединиться к историческому видению партии.

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий представил соответствующий пример этих процессов в марте прошлого года во время выступления в Варшавском университете https://www.youtube.com/watch?v=eDklsByZcQU , заявив, что власти коммунистической Польши были «не польскими», и назвал еврейских граждан страны «членами нации польских евреев », полностью искусственная этническая категория, составленная во избежание признания того, что поляк также может быть евреем.

 То же самое касается бесчисленных публичных заявлений политиков PiS, апеллирующих к предполагаемой исторической несправедливости, включая идею о том, что «евреи получили компенсацию за их потерю во время Второй мировой войны, а поляки - нет». Это утверждение справедливо только в том случае, если предположить, как риторика PiS кажется, диктует, что еврей (или коммунист или кто-либо за пределами узких границ определяемой PiS польскости) не может быть одновременно поляком.

В-третьих, исторический ревизионизм PiS является всеобъемлющим. Память везде. Это больше не политика прошлого; это неотъемлемая часть политики настоящего.

Самое главное, что он стал определяющим фактором почти всех аспектов политики в соответствии с правилом PiS. 

С приходом к власти PiS польская внешняя политика внезапно переориентировалась. Польша не только вступила в открытые споры с ЕС по поводу верховенства закона, но и увидела быстрое ухудшение двусторонних отношений с большинством своих соседей. 

Правительство Варшавы усилило свое влияние на суды, опасаясь, что независимая судебная система может заблокировать ее масштабные реформы

Пересмотр системы правосудия дошел до Верховного суда в июле 2018, когда новые законы вынудили 27 из 73 судей уйти в отставку, если только они не получат одобрения от президента Анджея Дуды, и не облегчат замену главного судьи трибунала. 

Дипломатическая турбулентность распространилась по всему региону позднее в том же году, когда польское министерство внутренних дел предложило новый дизайн паспорта, чтобы отпраздновать предстоящее столетие восстановления независимости. Предполагалось, что новые документы будут содержать водяные знаки исторических мест, которые принадлежали довоенной Польше, но теперь находятся в других суверенных государствах, включая Вильнюсские ворота в Литве и Кладбище Львовских защитников в Украине. 

Это был не единственный случай ревизионизма PiS, нанесшего ущерб польско-украинским отношениям. В 2016 году польский парламент, в котором PiS имеет абсолютное большинство, принял резолюцию, в которой убийства польских граждан в Волынской области в 1940-х годах были геноцидом

Только в Польше этот радикализм приходит из кабинета.

Но, пожалуй, самым сильным проявлением польского ревизионизма, наносящего ущерб международному положению страны, был законопроект об Институте национальной памяти 2018 года, получивший название «Закон о Холокосте». Этот закон попал в заголовки газет во всем мире из-за тюремного заключения сроком до трех лет для любого, кто публично обвиняет «польскую нацию или польское государство» в соучастии в нацистских преступлениях против евреев во время Второй мировой войны. 

Целью депутатов от партии “Право и справедливость”, разработавших закон в его новом виде, было не ограничение выбора терминологии, а самая настоящая цензура истории, объясняет Newsweek Polska: «Они даже не скрывают того, что самое важное для них - это не запрещение выражения 'польские концлагеря', а привлечение к ответу [историка, автора книг] Яна Томаша Гросса за то, что он раскрыл правду о Едвабне [деревне, в которой поляками во время гитлеровской оккупации было совершено массовое убийство евреев]. ... Ужесточением закона партия Право и справедливость пытается ввести 'профилактическую' цензуру, которая запрещает представлять Польшу в каком-либо ином виде, кроме как в качестве страны, ставшей невинной и пассивной жертвой других 'жестоких' наций

Польша отменила судебную реформу по требованию ЕС 23.11.2018.

Это обоснование наиболее отчетливо видно в противоречиях вокруг авиакатастрофы в Смоленске в 2010 году, в результате которой погибли многие высшие должностные лица Польши, в том числе брат-близнец Качиньского, Лех. Хотя в Польше широко распространено мнение о том, что был заговор России с целью сбить самолет, для Качиньского главным виновником является не Путин, а президент Европейского совета Дональд Туск, его давний отечественный конкурент.

В символическом смысле это был заговор Туска и русских, но поскольку обвинять внутреннего конкурента гораздо проще и политически выгоднее, Туск стал главным героем сюжета в глазах Качиньского. Ему нужен был дымящийся пистолет, чтобы раз и навсегда маргинализировать Туска политически, и Смоленск дал ему этот недостающий кусок.

11. Каждый новый день приносит из Польши информацию, свидетельствующую об антисемитском характере в польской политики и польском руководстве.


12. Французский справедливый суд - это моя надежда в борьбе против политического произвола Польских властей.  

В традиции Франции помогать евреям выжить в условиях появления для опасности для их жизни. 

Многие французы, рискуя свободой и жизнью, укрывали евреев и пытались оказать им помощь. 3925 человек за спасение евреев в годы войны удостоены звания Праведника народов мира (Франция по количеству награжденных этим званием занимает третье место после Польши и Нидерландов). 

В Париже организацией помощи евреям занималась в числе прочих группа русских белоэмигрантов – православных клириков и мирян под руководством священника Дмитрия Клепинина и монахини Марии Скобцовой (группа «Православное дело»). Почти все участники группы были арестованы и погибли в концлагерях. 

13. Возможная экстрадиция меня в Польшу для антисемитской противоправной расправы неминуемо будет истолкована как антисемитский акт и сообщничество польским нацистам. 

К сожалению антисемитские инциденты случаются во многих странах. Особенно их число возросло в связи с исламскими революциями, выдвинувшими свои религиозные антихристианские и антииудейские лозунги.

Согласно правительственным данным, количество антисемитских инцидентов во Франции в 2018 году выросло на 74 процента. Страна, «кажется, сталкивается с возрождением антисемитизма, невиданного со времен Второй мировой войны», заявил в прошлом месяце президент Франции Эммануэль Макрон. 

Эта тенденция продолжается в 2019 году: осквернение еврейского кладбища на северо-востоке Франции, нацарапанные свастики в окрестностях Парижа и словесное оскорбление еврейского ученого Алена Финкелькраута на улице после того, как философ столкнулся с демонстрантами из числа «желтых жилетов». Макрон и его правительство связывают появление свастики и других антисемитских граффити на произведениях искусства, витринах и надгробиях с крайне правыми и левыми элементами внутри протестного движения «желтых жилетов».

Однако, только в Польше уничтожение евреев многократно происходили руками поляков после окончания второй мировой войны, а сегодня антисемитские выступления инициируются и поддерживаются официальными лицами Польши.

14. Отказ Польше в моей экстрадиции будет полностью соответствовать политике Франции, Европейского союза, США и России.

США и Россия уже высказались своими судебными и полицейскими вердиктами в поддержку моих доводов и моей невиновности в нарушении законов Польши и этих стран.

Европейского союз, как указано выше,  вердиктом Высшего суда в Люксембурге предписал судам Европейского союза внимательно относиться ко всем делам об экстрадиции и особенно в этом смысле выделил Польшу, которая по мнению Союза грубо нарушает свои обязательства и закон.

Острые разногласия в отношениях Польши и Евросоюза начались в мае 2015 года с приходом к власти в Варшаве национал-консервативной партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского. Руководство партии не скрывает, что ее цель — строительство «Четвертой Речи Посполитой», возврат к Польше времен маршала Пилсудского. Были приняты «реакционные» с точки зрения Брюсселя нормативные акты — о назначении правительством руководителей СМИ, «полонизации» медиарынка, ужесточении закона об абортах, и уже упомянутая судебная реформа. 

Настоящей провокацией с точки зрения международного права стало недавнее требование польского правительства о выплате Германией репараций за ущерб от Второй мировой войны. Германия ответила отказом, имея в виду, что согласно послевоенным договорам в качестве репарации Польша получила немецкие земли — Померанию, Силезию и часть Восточной Пруссии.

Впрочем, Польша нарушала принципы европейской солидарности уже давно: в 2003 году она поддержала военную операцию США в Ираке, несмотря на возражения Германии и Франции. И на сегодняшний день польское руководство в большей степени ориентируется на Вашингтон, чем на Брюссель. Варшава опирается на США в области обороны, а также в реализации антироссийских энергетических проектов. В то время как Западная Европа заинтересована в углублении сотрудничества с Россией, Польша делает все, чтобы повысить градус напряженности на российском направлении. 

«Старая Европа» не может бесконечно терпеть выходки своего непослушного восточноевропейского соседа и призывает его к порядку. Нынешняя критика Польши со стороны Парижа — это также напоминание канцлеру Германии Ангеле Меркель, что она должна занять более принципиальную позицию в «польском вопросе» — по всему списку накопившихся противоречий. Ее постоянное стремление к компромиссу и нежелание призывать к порядку нарушителей европейских норм могут привести в конечном счете к развалу Евросоюза. Ведь пример Польши заразителен, ему следуют другие страны «Вышеградской группы» (Чехия, Словакия и Венгрия). Антагонизм между этой группой стран и Западной Европой налицо — не только в вопросе приема беженцев, но и в области трудового законодательства, демократических норм и внешней политики.

Президент США Дональд Трамп подписал закон № 447 «Правосудие для выживших, не получивших компенсацию» (“JUST”). 

Я имею веские основания считать, что мои многочисленные обращения, направленные в адреса американского руководства, а также результат пятимесячного сенсационного процесса в федеральном суде Нью-Йорка в феврале-августе 2015, отказавшего Польше в ее требовании об экстрадиции меня, сыграли значительную роль в издании этого закона.

Вскоре после процесса я получил американское гражданство.

В законе JUST  речь идет о имуществе тех, кто умер, не оставив после себя наследников, что в частности затрагивает собственность евреев, убитых нацистами в ходе Холокоста. Теперь государственный департамент США получит право поддерживать различные организации, занимающиеся вопросами реституции и компенсации утраченного еврейского имущества.

Третий пункт этого документа предусматривает, что поступления от активов должны использоваться для поддержки жертв Холокоста, информирования о Холокосте и на иные цели. 

Реализация права госдепартамента содействовать еврейским организациям будет происходить посредством «выдвижения исков о возврате прежней собственности жертвам Холокоста и их наследниками путем реституции или компенсации», «процесс реституции или компенсации должен быть быстрым и эффективным, прозрачным, понятным, доступным и без возложения расходов на истца» (то есть за счет польского налогоплательщика). 

Некоторых польских публицистов особенно задело то, какой день избрал Трамп для подписания закона  JUST № 447. Как заявил обозреватель консервативного толка Станислав Михалкевич, «9 мая 2018 года Польша окончательно проиграла Вторую мировую войну», и «полякам придется заплатить евреям за то, что во время Второй мировой войны немцы убили их». Об «отрицательном эффекте» этого акта говорил в интервью польскому порталу wPolityce.pl министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович. Он считает, что таким образом евреев ставят в более привилегированную позицию по отношению к неевреям, в то время как Варшава соблюдает равенство в вопросах реституции ко всем гражданам Польши. Однако «право на нашей стороне», подчеркивает министр, ссылаясь на соглашение от 1960 года. Оно предусматривало, что Вашингтон взял на себя обязательство урегулировать более 5000 исков о возмещении ущерба американским гражданам. «В 2011 году мы получили подтверждение этому», — сказал Чапутович.

 «Польша осталась последним крупным государством в Европе, где до сих пор нет комплексной программы о реституции имущества либо возмещении ущерба за утраченную частную собственность», – заявляли ранее в письме к Конгрессу США 57 американских сенаторов, среди которых и республиканцы, и демократы. Законному владельцу, в соответствии с «Терезинским актом», должно быть возвращено «любое имущество, включая религиозную или общинную собственность, которое было незаконно изъято или передано». Если же это невозможно, государство обязано «предоставить сопоставимое альтернативное имущество или выплатить справедливую компенсацию законному владельцу в соответствии с принципами справедливости и посредством быстрого административного процесса, основанного на справедливых требованиях». 

Это означает, что иски о реституции и компенсации будут рассматриваться без всяких проволочек. Действие билля 447 распространяется в том числе на граждан Соединённых Штатов, переживших Холокост, и членов их семей. 

Интересно, как «Терезинский акт» рассматривает термин «незаконно изъятое или переданное имущество»: это понятие включает в себя «конфискации, экспроприации, национализации, принудительные продажи или переводы, а также продажи или переводы под принуждением в эпоху холокоста или период коммунистического правления охватываемой страны». https://fishki.net/anti/2599394-billy-447--evrejam-zaplatit-ne-tolyko-polysha-no-i-ukraina.html © Fishki.net

15. И наконец, важным фактором политической  квалификации моего дела являлось значительное внимание французской и мировой общественности к моему спору с Польшей вообще и к предстоящему рассмотрению вопроса об экстрадиции парижским судом 5 июня 2019.

Все СМИ отмечают, что картина не дорогая, а политически важная!

http://www.lefigaro.fr/arts-expositions/2019/03/01/03015-20190301ARTFIG00240-un-marchand-d-art-arrete-a-roissy-pour-possession-d-une-oeuvre-spoliee-par-les-nazis.php

https://www.nytimes.com/2019/03/15/arts/design/nazi-looted-art-girl-with-a-dove-poland.html

https://www.theartnewspaper.com/news/double-jeopardy-us-dealer-fights-extradition-to-poland-for-the-second-time

https://www.artsy.net/news/artsy-editorial-art-dealer-arrested-paris-restitution-row-poland

http://www.artnews.com/2019/02/27/alexander-khochinsky-arrested-restitution-poland/

И много еще.....................

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.