Categories:

Алексей Кузнецов свое наказание отбыл... на Французской ривьере или искусство не отбывать наказание

Мы становимся свидетелями (не на суде, а виртуально) грандиозного шоу с демонстрацией филигранной манипуляции законом. 

Сценарий, по которому действует Алексей Кузнецов хорошо известен во Франции среди лиц, которых та или другая страна требует экстрадировать в свои пенаты, чтобы предать суду за, по их утверждениям, совершенные преступления.

Система отработана и широко используется всеми экстрадентами, исключая меня самого — мне это не нужно, так как меня Польше не выдадут по политическим причинам. До этого меня не выдали полякам из США, а в России (поскольку известно, что, согласно Конституции, Россия не выдает своих граждан другим государствам, то Польше отказали в уголовном преследовании меня по сфабрикованному поляками против меня уголовному делу. 

Кого интересуют подробности о моем деле — поройтесь в моем блоге.

В итоге я жду 2 октября, когда парижский трибунал объявит свое решение в отношении меня. Жарюсь весь в тоске на пляже Лазурного побережья — дальше Франции мне двигать свое тело нельзя. И никаких браслетов на ноге, руке или иных местах не предусмотрено.

Такой же режим был и у Алексея Козлова, бывшего первого вице-премьера—министра финансов Московской области Алексея Кузнецова, обвиняемого в хищении из регионального бюджета 11 млрд руб. Жил-поживал на шикарной вилле и... тянул время — ждал когда пройдет достаточный срок его пребывания в статусе кандидата на экстрадицию, чтобы вернуться в Россию с уже отбытым сроком — ведь по французским законом срок пребывания в таком статусе засчитывается наравне со сроком, проведенным в тюрьме, а Российское правосудие обязано его засчитать именно таким образом. Таков закон и все другие соглашения и тп.

Как тянуть этот срок, не ограничивая себя в передвижении по Франции? Опытные люди мне разъяснили: 

Сначала тянется первое слушание. Его можно растянуть на несколько лет — то адвоката нет, то нужен переводчик, то переводчика заменить хотите, то самочувствие пошаливает у вас, а потом у адвоката, то судья ушел в отпуск на два месяца, то пришел из отпуска, а другого заменили (значит слушание дела начинается по новой), то самочувствие пошаливает у вас, а потом у адвоката, далее суд выносит решение об экстрадиции, сразу опротестовывается это первое решение суда, признавшее законным экстрадицию. Между каждыми слушаниями проходит не менее двух, а то и шести месяцев.

Ждать вторую инстанцию можно год или два. Когда наметится слушание апелляции, нужно подать жалобу в суд по правам человека — это история на пару лет или больше. Пока СПЧ рассматривает вашу жалобу, вас судить нельзя. Когда придет какой-то ответ, вы попытаетесь подать жалобу в прокуратуру и другие надзирающие органы, требуете сделать запросы и обжалуете отказы или ответы на запросы.

Эту катавасию можно растянуть на многие годы, Кузнецов растянул ровно на столько и чуть больше, чем срок отбывания наказания, который может ему присудить российский суд по инкриминируемой ему статье, учитывая, что он ранее несудим и... добровольно вернулся в Россию, чтобы предстать перед судом, в котором он добровольно и прямо на трапе доставившего его в Москву самолете признается полностью в предъявленных ему преступлениях.

Я два раза выделил слово «добровольно», потому-что оно ключевое в этой процедуре.

Дело в том, что если требуемый другой страной персонаж в суде страны пребывания выразит согласие быть экстрадированным — на этом заседание заканчивается и бедолагу в течение нескольких дней отправляют в страну, где его ждут наручники и недолгое пребывание под арестом.

В Басманном суде Москвы началось рассмотрение дела. Поскольку бывший чиновник, по своей воле экстрадированный в начале нынешнего года из Франции, полностью признал вину и исковые претензии потерпевшей стороны, процесс по его делу будет проведен в особом порядке, а сам господин Кузнецов получит относительно мягкое наказание. На первом заседании защита предложила освободить господина Кузнецова от наказания по большинству эпизодов обвинения в связи с истечением сроков давности. Судья отложила процесс, чтобы потерпевшая сторона смогла сформулировать свое отношение к ходатайству адвокатов.

Во Франции — стране, в которой Алексей Кузнецов находился после того, как в июле 2008 года уехал из России, где в отношении него вскоре после этого возбудили уголовное дело. Лишь в 2013 году, после объявления Алексея Кузнецова в международный розыск, он был арестован французскими правоохранительными органами, а в январе 2019 года после долгих судебных проволочек его выдали России.

Как отметила председательствующая на процессе Ирина Вырышева, Алексея Кузнецова обвиняют в совершении десяти эпизодов мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ), девяти эпизодах легализации преступных доходов (ч. 3 ст. 174.1 УК РФ) и трех эпизодах особо крупной растраты (ч. 4 ст. 160 УК РФ).

В начале заседания представитель Генпрокуратуры попросила продлить Алексею Кузнецову срок ареста на полгода, до 13 января. Это вызвало недовольство защиты: адвокаты предложили перевести подсудимого под домашний арест, поскольку, признав вину и исковые требования, господин Кузнецов никак не может оказывать давление на свидетелей и потерпевших либо каким-то другим способом мешать осуществлению правосудия. Алексей Кузнецов поддержал предложения своих защитников, заявив, что «уже семь лет, находясь под тем или иным арестом», он «каждый раз слышит, что может повлиять на следствие». «Но я ни на кого не влиял,— заметил обвиняемый.— А снова сижу». Госпожа Вырышева пообещала учесть это и предложила защите заявить новые ходатайства.

Сначала адвокаты заявили, что, согласно их расчетам, полученным на основе представленных из Франции документов, Алексей Кузнецов находится под стражей уже 7 лет 3 месяца и 29 дней. В этот срок защита включила и время пребывания господина Кузнецова под домашним арестом во Франции, поскольку в этой стране такая мера пресечения приравнивается к «нахождению в тюрьме». С учетом этого адвокаты попросили зачесть весь названный ими срок в будущее наказание подсудимому. Судья пообещала учесть данные защиты. После этого воодушевленные первым успехом адвокаты предложили прекратить уголовное преследование господина Кузнецова по большинству вменяемых ему эпизодов в связи с истечением по ним срока давности. В этом ходатайстве адвокаты утверждали, что их клиент, покинув Россию в 2008 году, не мог знать, что в 2010 году его обвинят в мошенничестве, отмывании и растрате, так же, как и того, что в 2010 году его объявили в международный розыск, поскольку сообщение об этом на странице Интерпола появилось лишь в 2013 году. Таким образом, заявили защитники, их клиент не скрывался от правосудия, а значит, на него не распространяется ограничение действия срока давности по предъявленным статьям обвинения. Защита уточнила, что предлагает снять с подсудимого обвинения по 14 эпизодам из 22 имеющихся в деле, в частности, полностью освободить господина Кузнецова от ответственности за отмывание похищенных средств.

Представители потерпевшей стороны — областных организаций ЖКХ и администрации Подмосковья,— услышав предложение защиты, попросили время для ознакомления с доводами адвокатов, чтобы сформулировать свое к ним отношение.

В итоге судья Вырышева, проведя некоторое время в совещательной комнате, удовлетворила прокурорское ходатайство о продлении срока ареста Алексею Кузнецову на полгода. А по просьбе потерпевших отложила процесс до 14 сентября.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.