May 8th, 2015

О человеке, к которому Владимир Путин обращался только по имени и отчеству

Хочу рассказать об одном человеке, с которым судьба сталкивала меня, как и президента России Владимира Путина в далекие 1970-ые - 1980-ые годы.

Листая страницы книги "От первого лица" мы обратим внимание, что только об одном человеке, оказавшем в 1970-ые годы влияние на будущего президента, Путин вспоминает тепло и с большим уважением, называя его по имени отчеству, но не упоминая его фамилии, будто старший тренер был законспирированным сотрудником Комитета Глубокого Бурения или поросту - КГБ:
"Однажды мы пришли на тренировку вместе со старшим тренером «Труда» Леонидом Ионовичем. Смотрим, на ковре каратисты занимаются, хотя уже наше время наступило. Леня подошел к их тренеру и сказал ему об этом. Тот даже не посмотрел в его сторону – мол, иди отсюда. Тогда Леня, не говоря ни слова, перевернул его, придушил слегка, убрал с ковра, потому что тот был уже без сознания, и повернулся к нам: «Заходите, располагайтесь»" .


Владимир Путин в ботах перед тренировкой

Леонид Ионович Усвяцов был Старшим тренером ЛОС ДСО ТРУД с 1968-1984 годы, а познакомила меня с ним его гражданская жена Нина Кичайкина, которая работала в нашем институте на кафедре физвоспитания тренером. До этого она была очень известной и даже знаменитой ленинградской волейболисткой, а ныне она кандидат биологических наук, профессор Кафедры биомеханики СПбГАФК им. П.Ф. Лесгафта. Леня сам называл ее Мартой, а поскольку ее имя было иным, то на мой недоуменный вопрос пояснил, что Марта - это сокращенное от "мартышка".

Пришел я к нему по делу - он продавал коллекцию русских серебрянных рублей. Монеты были редкие и стоили немалых денег. Тогда я плохо разбирался в нумизматике, поэтому предложил Лене, человеку, которого видел в первый раз, дать мне коллекцию, чтобы я мог ее показать специалисту. Он сразу согласился, а я уходя сказал ему: "Вы не бойтесь - я вам ее верну". Леонид смерил меня взглядом, улыбнулся и ответил: "да, я и не боюсь - показывай кому хочешь".
Потом я узнал, что "Леня-спортсмен"  не боялся никого.

Как-то, уже позже, я был у него дома на Васильевском, когда к нему пришел мужчина щуплый и довольно низкого роста, одетый в черный костюм, белую рубашку и черный галстук. Я их оставил в гостиной для разговора, а сам вышел на кухню пописть с Ниной чайку. Разговор был продолжительный, но тихий. Потом мужчина ушел, а Леня вышел на кухню и попросил чаю. Как всегда, был добродушный и спокойный.
"Ты знаешь, что ему нужно было?" - спросил он у меня.
"Откуда ж мне знать - это ваши вопросы", - заметил я - "Вид у него конечно официальный, на бухгалтера похож".
"Нет, не бухгалтер он", - Леня опять улыбнулся - "Воры прислали его застрелить меня".
"Слушай, ты так спокойно говоришь об этом, как-будто это для тебя такая рутина, что вообще не волнует".
"Ну застрелить себя я ему бы не дал - выбил бы пистолет, а так - объяснил ему "что и как", чтобы дружкам передал".
Конечно, все это мне крайне не понравилось - и сама ситуация, в которой я оказался в "неправильное" время, и вероятность когда-нибудь оказаться в аналогичной. На какое-то вполне продолжительное время я перестал приезжать к ним в гости, хотя приятельские отношения поддерживал.

Collapse )