Category: животные

Политическая борьба российского арт-дилера с Польшей. Взгляд “The New York Times”.

Как справедливо отметила в своем блоге ВКонтакте моя приятельница, а заодно коллега по антикварным от цеха, Татьяна Кондрашова, «Польско-Хочинская война набирает обороты».

Вчера в пользу Александра Хочинского отметилось безусловно наиболее авторитетное в мире издание The New York Times:
https://www.nytimes.com/2019/03/15/arts/design/nazi-looted-art-girl-with-a-dove-poland.html

А здесь для удобства чтения и понимания русскоязычных читателей я помещаю перевод, сделанный самым авторитетным в области информации об украденных и поддельных произведениях искусства StolenArt.ru :

Польша угрожает тюрьмой человеку, отказавшемуся вернуть украденное нацистами произведение искусства.

D9753F5F-A966-4CD1-81B6-4ED0C0A6A709.jpeg

Польское правительство угрожает посадить в тюрьму Александра Хочинского, нью-йоркского арт-дилера русского происхождения, если он не вернет картину французского мастера Антуана Песне «Девушка с голубем». Julien Mignot для The New York Times

Джоанна Берендт

ВАРШАВА - Когда Вторая мироваяh война закончилась и Варшава лежала в развалинах, картина маслом рококо 18-го века французского мастера Антуана Песне «Девушка с голубем» была одной из сотен тысяч произведений искусства в Польше, которые пропали без вести.

Картина, которая была украдена из польского музея в 1943 году, едва ли была самым ценным из утраченных произведений искусства, с оценочной стоимостью сегодня не более 22 000 долларов США.

Но с тех пор, как польские власти узнали о ее местонахождении девять лет назад, они начали удивительно яростную битву за ее возвращение.

Польское правительство угрожает посадить в тюрьму на 10 лет человека, которому сейчас принадлежит картина, если он ее не вернет.

Человек, нью-йоркский торговец произведениями искусства российского происхождения Александр Хочинский, отказался, утверждая, что он вернет картину, только если польское правительство даст ему компенсацию за присвоение им имущества его семьи в Польше, после того, как его мать, еврейка, бежала от нацистов.



Земельный иск г-на Хочинского не основан на самых подробных документах. У него есть только адрес в Пшемысле, городе на юго-востоке Польши, из свидетельства о рождении его матери. Но это, тем не менее, позиция, которую он занимает, несмотря на то, что Польша наращивает свои усилия по его экстрадиции для привлечения к уголовной ответственности за приобретение похищенных товаров.

В прошлом месяце во время визита в Париж он был задержан полицией, и в настоящее время по решению суда ему запрещено покидать Европейский союз.
Со своей стороны, г-н Хочинский подал в суд на Польшу в федеральном суде США, утверждая, что ее попытки вернуть картину, которую, по его словам, он унаследовал от своего отца, бывшего советского солдата, нанесли ущерб его бизнесу.

Разрешение международных споров по поводу разграбленного искусства никогда не бывает легким. Но это стало особенно сложным из-за того,
что польские страдания и потери от войны остаются здесь серьезной проблемой. Все, что затрагивает непостижимые страдания нации во время войны, в которой погибло шесть миллионов поляков, из которых три миллиона были евреями, вызывает волну эмоций.

Нынешнее правое правительство воспользовалось этими чувствами и в последние годы активизировало свои усилия по отслеживанию разграбленных сокровищ и восстановлению исторического наследия страны. Официальный список «разграбленного искусства» по-прежнему включает около 63 000 предметов.

Г-н Хочинский, с другой стороны, поднял призрак антисемитизма в преследовании польского правительства и в его отказе договориться о компенсации за то, что он называет конфискацией дома его матери.


«Я считаю, что уголовное дело против меня полностью сфабриковано», - сказал он.
«Это был ответный удар за то, что я пытался вернуть свою семейную собственность».

Однако бартерный обмен , которого он ищет, кажется маловероятным, по словам Сильвии Бартошук, польского юриста, которая часто работает с еврейскими заявителями, отчасти потому, что у г-на Хочинского нет документов, подтверждающих такие требования.

«Кроме того, вы не можете предлагать бартерные сделки с предметами, которые были незаконно приобретены», - сказала она. «Эта картина, согласно польскому законодательству, является собственностью музея”.



«Девушка с голубем» была украдена из польского музея в 1943 году. Сегодня ее оценочная стоимость составляет не более 22 000 долларов. Петр Михайловский

Созданная Песне в 1754 году, «Девушка с голубем» изображает частично раздетую молодую женщину, держащую в руках птицу.

Она была куплена Великопольским музеем в западной Польше, который с тех пор был переименован в Национальный музей в Познани в 1931 году.

Немцы разграбили музей во время оккупации, но большая часть того, что они украли, была взята у них наступающей Красной Армией и отправлена в Советский Союз.

Г-н Хочинский сказал, что его отец, который умер в 1991 году, сказал ему, что Советы нашли картину в доме, занятом немецкими солдатами, привезли ее с собой в Москву, где его отец купил ее после войны.

После смерти отца г-н Хочинский, выросший в России, сказал, что выставил картину в своей галерее «Богема» в Москве.

Лишь в 2010 году, по его словам, он случайно узнал от организации, разыскивающей пропавшие произведения искусства, о том, что этот предмет разыскивается Польшей.

Он обратился к посольству Польши в России и предложил свой обмен.Польша отправила куратора в Москву для осмотра картины.

Он решил, что это была та же самая, украденный из музея картина.

«Я нашел подпись и все другие оригинальные маркировки», - сказал Петр Михаловский, куратор.

Польские власти утверждают, что двое знакомых арт-дилера сказали им, что г-н Хочинский не унаследовал картину, а купил ее во время акции на Западе.

Когда Польша потребовала, чтобы г-н Хочинский вернул произведение искусства без каких-либо условий, он спрятал его до того, как российская полиция совершила налет на его галерею.

В настоящее время она хранится в России в безопасности, сказал он.

В 2013 году на основании доклада г-на Михаловского Польша подала запрос об экстрадиции г-на Хочинского, обвинив его в том, что он знал, что картина была украдена, когда он ее приобретал.

К этому времени г-н Хочинский переехал в Соединенные Штаты, где в 2015 году восемь агентов ФБР ворвались в его квартиру в Нижнем Манхэттене однажды утром и вывели его в наручниках, все еще в тапочках.

Но судья Соединенных Штатов постановил, что вопреки ходатайству Польши не было никаких доказательств того, что г-н Хочинский знал, что «Девушка с голубем» была украдена когда он ее приобретал.

Его просьба была отклонена, и в прошлом месяце Польша возобновила усилия по выдаче г-на Хочинского и задержала его в аэропорту имени Шарля де Голля в Париже.

Позже он был освобожден из-под стражи, но находится во французском отеле.

Его слушание по экстрадиции состоится в июне. Г-н Хочинский сказал, что он больше не считает, что картина, которой он владеет, является оригинальной «Девочкой с голубем».

В своем иске против Польши он утверждает, что в результате его разбирательства он был вынужден закрыть свою художественную галерею в Москве. и его «средства к существованию были почти уничтожены».

Согласно российскому законодательству, г-н Хочинский утверждал, что, поскольку картина была взята из района, оккупированного Германией, ее изьятие представляло собой «компенсационную реституцию» за ущерб, нанесенный Советскому Союзу Германией во время войны.

Правительство Польши не ответило на вопросы о расследовании и судебном процессе.

Г-н Михаловский сказал, что трудно с оптимизмом смотреть на возвращение картины, даже с потенциальными санкциями против г-на Хочинского.

«Возможно, запрос об экстрадиции был крайним шагом, я не знаю об этом, - сказал г-н Михаловский, - но Польша отчаянно пытается вернуть свои утраченные произведения искусства, и почти невозможно получить что-либо из России. Я действительно не вижу здесь больших шансов на успех ».


https://www.nytimes.com/2019/03/15/arts/design/nazi-looted-art-girl-with-a-dove-poland.html

https://stolenart.ru/novosti/polsha-ugrozhaet-tyurmoy-cheloveku-otkazavshemusya-vernut-ukradennoe-natsistami-proizvedenie-iskusst/

Статья знаменитого американского журналиста









Как один коллекционер поляков поборол

0

Манхэттенский федеральный судья Джед Рейкофф, которому закрыт въезд в Российскую Федерацию в связи с делом «кокаинового летчика» Константина Ярошенко, отказался выдать в Польшу другого россиянина, 64-летнего коллекционера и арт-дилера Александра Хочинского.

Александр Хочинский и «Девочка с голубем». Из архива А. Хочинского

Александр Хочинский и «Девочка с голубем». Из архива А. Хочинского

Интересы польской стороны, в 1996 году подписавшей с США договор об экстрадиции, по закону представляла американская федеральная прокуратура, которая нечасто терпит поражения в судах. Претензии Польши к Хочинскому, владельцу московской антикварной галереи «Богема», находящейся в 12-м доме на Смоленской набережной, связаны с картиной «Девочка с голубем» (другой вариант «Девочка со щеглом»), которую написал в 1754 году французский художник Антуан Пэн, работавший при дворе прусских королей.
Хочинский родился в 1951 году в Ленинграде, окончил там институт связи имени Бонч-Бруевича, потом перебрался в Москву, а с 2010 года постоянно проживает в Бэттери-Парк-Сити, на южной оконечности Манхэттена. По его словам, он унаследовал картину Пэна вместе с отцовской квартирой в 1991 году и не имеет понятия о ее происхождении.
– Каким образом она оказалась на стене вашей ленинградской квартиры? — спросил я.
– А это досконально не знает никто, — ответил Хочинский.
Версий несколько. Через пару дней после того, как Рейкофф отказался выдать ордер на экстрадицию коллекционера, друг Хочинского напечатал в «Живом журнале» текст под названием «История девочки с голубем», в котором был такой пассаж: «Сашин отец был собирателем. В шестидесятых в Питере в комиссионках чего только не продавалось. И Фальк за 10 рублей, и Лебедев за трешку. И вот папа купил какую-то картинку. Довольно старую. Висела она у Хочинских долго. В девяностые папа умер. Картинка вместе с квартирой досталась Саше».
Согласно документу польской прокуратуры, кто-то из сотрудников «Богемы» сказал эксперту, который приезжал из Польши изучать картину, что она была приобретена на западном аукционе. Поскольку поляки не предоставили имени этого сотрудника/сотрудницы и каких-либо подробностей, судья Рейкофф отмел эту версию.
Согласно польскому ходатайству об аресте и экстрадиции Хочинского, картина, приобретенная в 1931 году за 3 тысячи злотых, находилась в Великопольском музее в Познани. Во время оккупации нацисты похитили наиболее ценные экспонаты музея и впоследствии переправили их «в глубь Германии». В конце войны их обнаружили советские войска, отправившие их в СССР, где они были распределены по разным музеям.
В послевоенные годы часть этой коллекции была возвращена в Национальный музей в Познани, в который был переименован Великопольский музей. Однако местонахождение «Девочки с голубем» долго оставалось неизвестным.
Как говорится в польском ходатайстве об экстрадиции Хочинского, «холст, скорее всего, был похищен после того, как собрание было захвачено советской стороной — либо на территории тогдашней Германии, либо в ходе транспортировки, либо на территории бывшего Советского Союза».
Поляки обвиняют Хочинского в противоправном приобретении картины, поскольку он якобы знал, что она была украдена.
Картина фигурирует в базе данных «Похищенные произведения искусства» Интерпола под номером 2010/50630-1, отмечает судья Рейкофф в своем 19-страничном решении и пишет в сноске, что, судя по всему, она попала в эту базу лишь в ноябре 2010 года, то есть лишь после того, как Хочинский связался по ее поводу с польскими властями.
Я говорил с коллекционером в прошлый вторник, когда ему вернули загранпаспорта его семьи, изъятые 26 февраля сего года, после его ареста. «Отдали все сегодня, поздравили», — весело сказал Хочинский.
Он просидел 12 дней в манхэттенской федеральной тюрьме МСС, был выпущен под залог в 100 тысяч долларов и провел больше 5 месяцев под домашним арестом, пока наконец судья Рейкофф не счел претензии к нему польских прокуроров необоснованными.
Хочинский начал издалека. Лет 15 назад они с женой побывали в Перемышле, где родилась его мать, польская еврейка, бежавшая от нацистов в СССР и познакомившаяся в ташкентском госпитале с его отцом, оправлявшимся от ран. По словам коллекционера, его отец был тяжело ранен у Изюма, под Харьковом, и не был в Германии «ни до войны, ни во время войны, ни после войны». Поэтому польская версия о том, что картину привез из Германии его ­отец, безосновательна, возмущается он.
«Это польская выдумка!» — заявил мне Хочинский, который говорит, что его защита, предоставленная ему судом безвозмездно, предоставила Рейкоффу «документы о ранении отца в оригинале».
Придя на то место, где стоял дом его матери, Хочинский обнаружил там костел, построенный после войны.
«Я увидел на месте, где жила моя мама, костел Святой Марии, и меня как-то по-человечески пробило, проняло это, — говорит Хочинский. — На месте, где жила моя мама Мария, стоит католический костел, посвященный Марии!»
Он вспомнил об этом эпизоде после того, как узнал в начале 2010 года о том, что картину Пэна разыскивают поляки. «Не то чтобы я ее прятал, — говорит он. — Картина эта висела на видных местах, участвовала в выставках!»
Хочинский о ней невысокого мнения. «Висела эта картина, которая не Б-г весть что, которую я пытался продать в 2007 году на аукционе “Совком” за 7 тысяч долларов, и никто мне этих денег не дал, — говорит он. — Никто ею не интересовался. Такая приятная салонная картина, но это не высшее произведение искусства».
Он узнал, что она в розыске, случайно. «Тут пришло озарение: а не предложить ли эту картину вернуть полякам в обмен на компенсацию за утерянное имущество моей мамы?!» — вспоминает Хочинский.
– Думали, костел отдадут? — спросил я.
– Нет, конечно, компенсацию, — сказал он.
– Цифру называли?
– Нет, они меня не спрашивали, я не называл. Я хотел договориться, сидеть за столом.
Хочинский связался с польскими властями по электронной почте, те откликнулись и предложили прислать своего специалиста для проверки подлинности картины. Специалист нашел «Девочку с голубем» аутентичной.
Польша отказалась признать за Хочинским право на картину и обратилась к российским властям с просьбой изъять ее и снять показания с ее владельца. Хочинский находился за границей, а 21 мая 2012 года московский суд отказал властям в разрешении на обыск у него дома.
Следователи побывали у него в «Богеме», но картину не обнаружили. Хочинский сообщил мне, что она находится «в профессиональном хранилище недалеко от Москвы. Я пускал туда всех смотреть, в том числе поляков».
Польские власти объявили Хочинского в международный розыск и официально запросили США об его аресте и экстрадиции. Судья Рейкофф занимался его делом с февраля и на этой неделе вынес решение, согласно которому прокуроры не представили доказательств, что Хочинский знал о похищении «Девочки с голубем». Поэтому он отказался выдать ордер на экстрадицию россиянина, который сказал мне, что больше не планирует ездить в Европу, где он в розыске.
– В документах польской прокуратуры есть на меня европейский ордер, я видел, — сказал мне Хочинский.
– Это Интерпол?
– Нет, это Европол. Документ ко мне попал недели две-три назад. Конечно, я туда носа своего не покажу! Это документ 2012 года, это значит, что я три года ездил по всей Европе, я каждый год отдыхал во Франции, и никто меня не кантовал вообще. Я пересекал все эти границы. Правда, каждый раз, когда я возвращался в Нью-Йорк, меня с паспортного контроля уводили в спецкомнату там сзади, и я ждал 10 минут, пока они в компьютере сделают какие-то отметки. Один раз меня держали час, прямо сказали, что по польскому требованию с меня снимали отпечатки пальцев. Так что сигналы были.

Хочинский называет мотивы Польши «политическими» и уподобляет свое дело одиозному «делу Дрейфуса».

Оригинал статьи:
http://evreimir.com/103840/kak-odin-kollektsioner-polyakov-poborol/





Пояснения к моему обязательству "Ебать Муму!"

Привет nightingale3k
С уважением отношусь к тебе - к редчайшему человеку, читавшему роман в четырех частях " Муму" и поэтому точно знающему , что Муму - несчастная собачка, которую утопил немой Герасим (я ничего не перепутал?)
И мог бы конечно просветить вас, что ебать утопленную 150 лет назад собачку не просто плохо и безнравственно, но и противоречит уголовному кодексу наше Федерации   "Жестокое обращение с животными"

«Общественная опасность данного преступления определяется тем, что жестокость по отношению к животным, их истязание способствует формированию у граждан, особенно у подростков и молодежи, чувства равнодушия к страданиям живых существ, что порождает подчас агрессивность к насилию по отношению к окружавшим, вандализм, глумление над людьми. Предметом данного преступления могут быть как домашние, сельскохозяйственные, так и дикие животные. По смыслу закона, к ним относятся позвоночные – млекопитающие и птицы. Предмет преступления – живые существа, как взрослые особи, так и их молодь. Согласно закону, «животный мир – это совокупность живых организмов всех видов диких животных, постоянно или временно населяющих территорию Российской Федерации, и находящихся в состоянии естественной природы, а также относящихся к природным ресурсам, континентального пиль фа и исключительной экономической зоне Российской Федерации». Уничтожение мест обитания, зимовки, гнездования, кладок яиц и тому подобное влечет ответственность по другим статьям административного или уголовного Законодательства. Рыбы, земноводные, пресмыкающиеся и беспозвоночные, как правило, не являются предметом посягательства административного состава преступного деяния. Объективная сторона данного преступления сформирована с помощью материального состава преступления. Обязательными признаниями объективной стороны является: деяние в виде жестокого обращения с животными, преступные последствия в виде гибели животных или причинения им увечья, причинно – следственная связь между жестоким обращением и гибелью животных или их увечьем. Жестокое обращение может выражаться как в действиях, так и в бездействиях. Действия – это избиение животных, мучительный способ их умерщвления, использования для опытов (за исключением научных), использование животных для соревнований, при которых они гибнут или причиняют себе увечья (например, бой бойцовых собак). Формальный состав преступления – это истязание животных. За указанные действия лицо может быть привлечено к уголовной ответственности независимо от наступивших последствий в виде смерти или увечья.

Надеюсь, что вы понимаете что мое обязательство "Ебать Муму" не относится к истлевшим костям бедной собачки, которая стала соперницей похотливой барыни, не желавшей делить любовь Герасима с этой собаченцией.
Наверное, вы не в курсе вопиющего факта безнравственной и грубой провокации определенных структур или лиц в дискредитации ИЛИ БАНАЛЬНОМ ШАНТАЖЕ, связанной с московской проституткой Катей по кличке Муму. Не в курсе - и не надо вам, читайте Тургенева!

Я человек женатый и проституток, в т.ч. и Муму - я не ебу!
В своем призыве "Ебать Муму" имею в виду ебать в переносном смысле организаторов этих дешевых постановок.
Мне данная фигня напомнила киношедевр Кости Эрнста " Ирония судьбы II", в котором, будучи приглашенным Костей на премьеру, я смотрел вместо фильма рекламы телефонной компании, водки и автомашины. Здесь - реклама Муму, квартиры с известным всем адресом и еще чего-то.
Хотя... я лично показанных мужиков уважаю вне зависимости от их политических взглядов - они не пидары, в отличии от тех, кто все это спровоцировал.